Моя семья и наша победа


Мои родители появились на свет через двадцать лет после Победы, бабушке Лиде было шесть лет, когда началась Великая Отечественная война, а её старшей сестре Нине — восемнадцать. Она училась в медицинском училище, и её призвали на фронт. Их отца, моего прадедушку, не взяли на войну по возрасту, ему было уже пятьдесят лет. Бабушка помнит, как провожали Нину, как на стации пели под гармошку и плакали.

Потом начались тыловые будни: отец допоздна работал на оборонном заводе, мама тоже трудилась на швейной фабрике, где шили обмундирование для солдат. Маленькой Лиде приходилось часто сидеть одной в нетопленой квартире. Питание стало скудным, продукты получали по карточкам. Выручала картошка, посаженная за рекой. Дети войны находили для себя много вкусного и полезного в поле и в ближних рощах. В суп всегда добавляли крапиву. Что интересно, почти никто не болел.

Скоро в город прибыло много эвакуированных, и в квартиру, где жила моя бабушка с её родителями, подселили семью из трёх человек. Это были эвакуированные из Ленинграда — мать с двумя детьми. Дети были постарше Лидочки, и её мама даже радовалась, что теперь дочка не одна. Так жили они вместе в трудах, помогая друг другу. В 1943 году бабушка пошла в школу. Тетрадок не было, учились писать на полях газет. Малыши ходили с концертами в госпиталь, развлекали раненых.


Письма от Нины приходили регулярно до лета 1942 года. Потом было длительное молчание, что очень беспокоило её родных. Прабабушка верила, что её дочь жива. Заветные треугольники вновь стали приходить в 1943 году. Воинская часть, в которой служила Нина, была под Сталинградом. Позднее она рассказывала, как стояли они насмерть, и не только потому, что за спиной были заградотряды.

Ещё она была в окружении и попала в плен. Нина была смуглой и черноволосой, немецкий офицер внимательно смотрел на неё и, постукивая стеком по голенищу хромового сапога, спрашивал: «Юдэ? Юдэ?». Нина отрицала. По-видимому, он решил, что она всё же не еврейка. Из плена она бежала, её поймали и избили. Нина бежала во второй раз, и ей удалось пробраться к своим. Каким-то образом её возвращение прошло благополучно, без недоверия. Однако о факте пребывания в плену бабушкина сестра отважилась заговорить только в семидесятых годах. Страх репрессий долго жил в обществе.

Бабушка Нина благополучно дожила до конца войны, дошла до Берлина. Там она познакомилась со своим будущим мужем Виктором. С ним она и вернулась домой, они прожили вместе всю жизнь, воспитали хорошую дочь. 9 мая они всегда вспоминали погибших однополчан, вспоминали, как захлёстывала их радость Победы в Берлине, слушали песни своей молодости. Оба ветерана с боевыми наградами не любили военных фильмов и не любили далеко ездить на поезде. Говорили, что в молодости накатались.





Понравилось сочинение? А вот еще:

  • Моя классная — самая «классная»
  • Мои размышления о счастье
  • Моё отношение к пессимистам, фаталистам и оптимистам
  • Моё детство